Константин Егоров

Скачать


Сумка с золотом

Глава «Голиков»

Шел трудный 1922 год. Советская власть, словно молодая поросль, цепляющаяся корнями за землю, укреплялась в отдельных районах Сибири. На дворе лютовало жестокое время, человеческая жизнь стоила дешево.
Аркадию Голикову было 18 лет, но выглядел он на два-три года старше своего возраста. Командирская форма очень шла этому стройному симпатичному человеку. В разговоре и движениях комбата проявлялась поспешность, а в приказах и поступках чувствовался богатый боевой опыт. Он урывками, в свободное от службы время, готовился к поступлению в военную академию. Он недавно стал командиром батальона Частей особого назначения на севере Хакасии, который занимался борьбой с бандитизмом. Действовать приходилось в сложных условиях. Зажиточное крестьянство враждебно относилось к чоновцам, так как они, выполняя распоряжение властей по продразверстке, забирали у них для государства значительную часть урожая. Люди не доверяли правительственным органам.
У места расположения батальона постоянно крутились мальчишки. Они выпрашивали у бойцов красные звездочки с фуражек, а за “подарки” помогали отряду распространять в станице газеты. Детей завораживала новая жизнь, о которой им рассказывали чоновцы. Бойцы проводили среди населения агитационную работу о политике Советской власти.
У батальона часто случались стычки с бандитами. Голиков старался своими силами вылавливать их в тайге, чтобы они не терроризировали население. В Хакасии действовало несколько бандитских групп. Бывало, бойцы батальона сутками не слезали с лошадей. Старания молодого комбата давали ощутимые результаты. Сократилось количество разбойных нападений на мирное население, предприятия и торговые организации.
Голиков жил в станице Форпост, где располагались подразделения чоновцев.
Командование, назначив парня на должность, поставило перед ним главную задачу – ликвидировать крупную активную банду казачьего есаула Соловьева. После нападения бандитов на прииск Федоровский комбат впервые наглядно увидел их преступные деяния. Теперь требовалось установить место дислокации банды и освободить захваченных людей. Пока же командование чоновских частей не располагало достоверными данными о местонахождении лагеря Соловьева.
Недавно Никитин, заместитель Голикова, познакомил его с Настей Кукарцевой, внучкой местного хакаса-охотника. Ее отца и мать расстреляли колчаковцы за то, что они поддерживали Советскую власть. Настя и Аркадий встретились в воскресенье в клубе поселка “Озеро Шира”. Вечерами там выступали участники художественной самодеятельности, хакасский хайджи пел тахпахи, призывая людей не помогать бандитам и верить Советской власти, потом были танцы.
Насте исполнилось 17 лет. Девушка небольшого роста со смуглым, слегка широкоскулым лицом собирала волосы в короткие черные тонкие многочисленные косички. Жила она с дедом в небольшом улусе, расположенном в притаежной зоне, ей часто приходилось помогать ему на промысле. Она знала окрестную тайгу. В поселке Настя гостила у родни.
Веселый русский командир ей понравился. Глаза ясные, живые, открытые. Голиков хорошо танцевал кадриль, коровяк. При движении слегка поскрипывали ремни его портупеи, звенели на сапогах шпоры. Настя пожаловалась ему на то, что становится опасно охотиться, так как в тайге скрываются бандиты, которые при встрече с охотниками отбирают добычу.
– Надо, чтобы чоновцы быстрее поймали разбойников, — говорила она.
– А для этого знаешь, что надо? – спросил Голиков.
– Нет.
– Необходима помощь местного населения и особенно людей, знающих тайгу, так как бандиты скрываются там. Отыскать их трудно, — осторожно продолжал Голиков. – И вот ты могла бы нам помочь.
На этом их разговор прервался. Настя ушла в противоположный угол клуба к девушкам. Вскоре вечер закончился.
Через несколько дней Настя приехала верхом на лошади в станицу Форпост и пришла в штаб батальона.
– Я согласна вам помогать, — сказала она удивленному Голикову. – Расскажи, что надо делать?
– Надо сообщать нам все, что узнаешь о банде Соловьева, — начал инструктаж Голиков. – А первым делом постарайся установить местонахождение лагеря бандитов, узнай к нему дорогу. Все, что удастся разведать, сообщай только мне.
– Не знаю, как это у меня получится, — засомневалась Настя.
– Не надо торопиться, будь осторожна. По пустякам в батальон не приходи, чтобы не было подозрений. В случае необходимости появляйся у нас, как-будто продаешь бойцам лекарственные травы. А если будешь нужна, то я сам тебя найду, — на прощание сказал Голиков.
Батальон готовил операцию по ликвидации банды Соловьева. Голиков и командиры изучали местность в районе действий банды, запоминали расположение населенных пунктов, дороги, тропы, водоемы, создавали агентуру, которая бы сообщала о передвижении бандитов. Чоновцы стремились поймать лазутчиков Соловьева.
Командующий Ачинско-Минусинским боевым районом написал письмо Соловьеву. Голиков предложил зажиточному казаку Рассказчикову, живущему в станице Форпост, передать его атаману. Тот долго не хотел его брать, ссылаясь на то, что с бандой не имеет никаких дел. Но комбат знал, что соловьевцы наведываются к нему по ночам. Его дом давно находился под наблюдением в надежде на появление Соловьева. Несмотря на протест, Голиков оставил Рассказчикову письмо “на всякий случай”. Когда через несколько дней в дом к казаку пришел связной Соловьева за информацией о делах в станице, Рассказчиков вручил ему письмо и тут же выпроводил. При этом он дал бандиту кусок хлеба и велел срочно доставить письмо лично в руки атаману. Связного чоновцы видели, но не задержали, чтобы он доставил письмо по адресу.
В письме сообщалось, что Центральный Исполнительный комитет РСФСР объявляет амнистию гражданам, выступающим с оружием в руках против Советской власти. Соловьеву и его подчиненным предоставляется возможность исправить свою вину путем добровольной явки и сдачи оружия в местные органы. В письме говорилось о том, что так уже поступила банда Родионова, ранее действовавшая вместе с Соловьевым, она прибыла в деревню Копьево, сдалась, и всех отпустили на свободу. Соловьеву предлагалось последовать их примеру. Но он не поверил в амнистию и совершил разбойничье нападение на прииск Федоровский. Чоновцы взяли в плен двух разведчиков Соловьева, которые пытались узнать о порядке охраны оружия, боеприпасов в батальоне Голикова. Они так же подбрасывали населению антисоветские листовки, сочиненные в лагере бандитов. В них Соловьев призывал бойцов-чоновцев переходить к нему в отряд и не подчиняться красным командирам. При допросе разведчиков выяснилось, что они участвовали в налете на прииск Федоровский. Одного опознали по примете – характерному шраму на лбу. Об участии в налете сознался и второй бандит. При допросе их сильно избили и до отправки в Минусинскую тюрьму поместили в арестантское помещение. Командир взвода чоновцев Леонов, пользуясь служебным положением, зашел к арестованным и, мстя за сестру, захваченную соловьевцами на прииске, расстрелял бандитов. За совершенный самосуд Голиков приказал арестовать взводного.
Поздно вечером Голиков вернулся в станицу Форпост из села Чебаки, где в районном Совете обсуждал происшедший в батальоне случай, так как прокуратура возбудила на Леонова уголовное дело. Во дворе дома, в котором он жил, встретил хозяйку. Та сказала, что его давно ждет Настя. Это было нарушением конспирации.
Девушка сидела на табуретке в кухне и нетерпеливо теребила край своей куртки. Вид у нее был очень усталый. Увидев комбата, она покраснела.
– Почему не соблюдаешь договоренность и пришла ко мне на квартиру? – набросился на Настю Голиков. – Что произошло?
– Я была у бандитов и знаю, где их заимка. Соловьев скоро повезет в аал Тогыр-Чул золото. Прятать его.
– Вот это сведения! – не скрывал удивление Голиков. – Как попала в лагерь к Соловьеву?
– Случайно выследила человека, возвращающегося в банду.
– Сколько времени шла от лагеря до нас?
– Почти два дня. Все ичиги изорвала. Заимка далеко в тайге, на горе Поднебесный Зуб.
Голиков снял с себя маузер, шашку, положил на лавку и нервно заходил по комнате.
– Ботинки новые выдадим. Рассказывай все подробно.
Комбат присел рядом с девушкой на стул. Настя, смущаясь, начала рассказывать, как попала в лагерь бандитов. Они прерывали разговор, когда заходила в комнату хозяйка.
– Ты принесла нам ценные сведения! – воскликнул Голиков в конце разговора и положил руку на плечо девушки. От его прикосновения она вздрогнула.
Для Голикова оба сообщения были неожиданными и важными. Требовалось немедленно действовать. Теперь основная задача – взять в плен Соловьева.
Комбат по тревоге поднял взвод Сафьянова и вместе с ним поскакал в район предполагаемого передвижения бандитов. Чоновцы гнали лошадей, так как хотели перехватить Соловьева на выходе из тайги в степь. Голиков боялся, что они опоздают, а тогда – “ищи ветра в поле”.
Настины сведения о дороге в лагерь банды помогли выбрать место для засады. Здесь заканчивалась тайга и начиналась степь. Голиков приказал надежно замаскироваться, а лошадей отвести в ближайший лог. Из укрытия хорошо просматривалась окрестность. Чоновцев сильно беспокоили комары, которые клубами вились около каждого. Приходилось осторожно от них отбиваться и терпеть. Прошло более суток в изнурительном ожидании. Некоторые бойцы уже думали, что засада сорвалась.
Через три дня после объявления банде своего решения о том, на какие цели будет использовано золото, Соловьев с верными ему людьми, забрав драгоценный металл, незаметно покинул лагерь. Они на конях держали путь в аал Тогыр-Чул, где жили преданные ему хакасы. У них атаман хотел укрыть золото и при необходимости брать небольшими частями. Путь предстоял опасный, но атамана это не останавливало.
При выезде из тайги в степь они неожиданно попали в засаду и, отстреливаясь с седел, пришпорив лошадей, стали поспешно уходить от погони перелеском. Их сразу отрезали от тайги. Но скоро им стало ясно, что чоновцы вот-вот настигнут. Кони соловьевцев вспотели и тяжело дышали.
Соловьев, никак не ожидавший, что чоновцам станет известно о перевозке золота, принял на ходу решение. Он приказал группе разделиться, надеясь отвлечь погоню на себя, а старшему уряднику Фролову, к седлу которого ранее прикрепили сумку с золотом, поручил спасать драгоценный металл. Соловьев надеялся на свою удачу, которая ему часто сопутствовала в делах. В сопровождении двух напарников он свернул в темный и густой ельник. В кустах они положили на землю лошадей, прикрыв им храп, чтобы те ненароком не заржали, и легли за ними, приготовившись, если не повезет, принять бой. Но отряд чоновцев промчался мимо... А Фролов и еще один бандит ускакали в прежнем направлении...



Назад